Закрой глаза и смотри
Запах акации, шум ребятни,
Мягкий и тихий за окнами свет,
Звуки курантов (хотя без пяти!),
Мучает скрипку мальчишка-сосед,
В кухне жара, недочитанный том,
Краски и кисть в беспорядке лежат.
Все это, все это, все это дом,
Дом,
из которого я не хотел уезжать…

Он для кого-то небросок и прост,
Черточки-годы на краске ворот –
Это мальчишкой я мерил свой рост,
Вырос, и вот от ворот поворот.
Дождь еле слышно шуршит за окном,
Капли на листьях, как слезы, дрожат.
Все это, все это, все это дом,
Дом,
из которого я не хотел уезжать…

– Знаешь, – мне скажут, – ты не обессудь,
Дело такое – кричи не кричи,
Вскорости дом твой, конечно, снесут,
Раз труханут – и одни кирпичи.
Рушить, не рушить, сегодня, потом, –
Кто за меня это взялся решать?!
Все это, все это, все это дом,
Дом,
из которого я не хотел уезжать…

… медленным вальсом кружит голова,
Звуки мелодии грустно тихи,
Хочется просто молчать, но слова
Сами собою ложатся в стихи.
Мне и тебе рановато на слом,
Пусть и хотим иногда полежать…
Ты меня вспомнил, мой старенький дом?
Дом,
из которого я не хотел уезжать…

Может давай постучим в домино?
Или раздавим одну на двоих?
Раньше поменьше горчило вино,
Раньше побольше здесь было своих.
Ладно, не будем грустить о былом,
И на бутылку хватает деньжат.
Что ты! Не надо… ты все-таки дом,
Дом,
из которого я не хотел уезжать…

В жизни-реке разошлись берега,
Телка-полушка, да рубль перевоз!
Но занесет хоть к чертям на рога –
Память жива и плевать на склероз!
Вальс не окончен, и дело не в нем –
Будут и там наших внуков рожать,
И для кого-то появится Дом,
Дом,
из которого не захотят уезжать…

Ты укрывал от метелей и вьюг,
Ночью в глазах твоих было светло,
С каменным сердцем мной преданный друг,
С каменным сердцем, в котором тепло.
В чем мне виниться и каяться в чем?
Раненым псом под забором визжать?…
Ты не ответил? Ты умница, дом,
Дом,
из которого я не хотел уезжать…

Г.Л. Олди

Мать продала, наконец, дом и перебралась в квартиру в Благовещенске, поближе к дочери и внукам. Оно и понятно – одной сложно держать огород и следить за трехкомнатной квартирой на земле, уж слишком много хлопот. В декабре, когда я ездил выписываться перед продажей, я как-то не придал этому значения: что дома больше не будет. Больше некуда приезжать. Больше нет своей комнаты и старого стола. Больше нет камина и подполья с картошкой. Нет больше Дома. Дом теперь чужой, не свой. Дом, куда я возвращался двадцать лет (в этом сентябре как раз двадцать лет, как мы переехали с севера). Нечто, казавшееся незыблемым и вечным, точка отсчета, в которую всегда можно вернуться и начать все с начала…

И только теперь, когда оттуда, наконец, съехала мать, в груди появилось странное, щемящее чувство. Будто исчезла навсегда часть меня. Часть моей жизни теперь принадлежит другим людям.

Наверное, это почти неизбежность – дети вырастают, и строят свои дома.
И однажды у моих детей будет Дом. Дом, из которого не захотят уезжать…

Тоже интересно

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.